Происхождение и значение культуры батата

Народные названия. Народные названия батата чрезвычайно многочисленны и разнообразны, так как культура его известна у всех народов, населяющих тропические и субтропичесеие области земного шара. Русское название „Батат“ очень близко к итальянскому, португальскому и немецкому „Батата“. Англичане и американцы называют его сладким картофелем — „Свиит-потэто“ (sweet potato), французы — „Патат дус“ (patate douce), в переводе то же самое; испанские названия „Камотэ“, „Амоте“, „Ахэ“, „Бататас“, „Бониато“. В тропических и субтропических странах Старого и Нового Света названия батата еще более разнообразны и многочисленны. „Камотэ“, „Камотик“ (искажение древне-ацтекского „Какамотик“) (Мексика), „Жетика“, „Кара“ (Бразилия), „Маби“ (у караибов), „Кумар“ „Апичу“ (на древнем языке перувианцев — („Квичуа“). „Сатсума-имо“ (Япония), „Кхаи-ланг“ „Кхоаи-Ланг“(в Китае и Индо-Китае), „Кантанг-оланга“ (Ява), „Веллевалли-кижангу“ (Тамульское наречие), „Катакеленгу“ и „Поль-модекка“ (Малабар), „Кумара“, „Кумар“, „Кумаа“, „Умара“, „Гумарра“ (в Новой Зеландии и Океании), „Оуи“ или „Овара„ (на Гавайских островах), „Данкали“ или „Дукали“ (Судан), „Ям“,-„Ямс“ (во многих местах в Африке), „Ваманга“, „Амвизо“, „Овиазо“, „Авиманга“, „Тсиманга“ (Мадагаскар).

Площадь и значение культуры батата. Значение культуры батата редко правильно оценивается жителями умеренных стран. Одни лишь статистические данные о размерах площадей или валовой стоимости промышленной продукции батата не дают еще понятия о той огромной роли, которую играет батат в питании туземного населения тропических и субтропических стран. Тропики и субтропики занимают по площади более половины всей суши с сотнями миллионов населения, в питании которого растительные продукты, и среди них батат, занимают первое место. Бесчисленное количество клочков земли засаживается бататами в тропиках Старого и Нового Света; они не учитываются никакой статистикой и проходят незамеченными для экономистов, а вместе с тем самое существование населения в целом ряде районов земного шара зависит от урожая батата на этих клочках.

Широкой промышленной культуры батата в тропиках, однако, почти не существует, она переместилась оттуда в страны субтропические и умеренные, так как батат, являясь по природе растением многолетним, допускает и однолетнюю культуру, и потому может разводиться далеко за пределами тропиков.

Современный крупнейший центр промышленного разведения бататов — это юг САСШ, так называемый „хлопковый пояс“. В этом районе батат является одним из главнейших продуктов полеводства, имеющих то же значение, что картофель в более северных штатах и в Европе. По данным американской статистики, площадь, занятая бататом в 1929 году (по данн. Деп. земл. САСШ), исчислялась в 822 000 акров, (т. е. 328 800 га). За годы с 1919 по 1929 она колебалась от 467 000 до 1 117 000 акров, а в среднем равна приблизительно 360000 га.
Валовая стоимость продукции в 1929 году была 80 015000 долларов, а в 1919 году она поднималась даже до 130 514 000 долларов.
Северная граница культуры бататов в САСШ доходит по восточному побережью до штата Нью-Йорк. Полевая промышленная культура сосредоточивается главным образом в юго-восточном углу в штатах: Алабама, Джорджия, Миссиссипи, Северной и Южной Каролинах, Тексасе, Луизиане, Арканзасе и Флориде.

Карта географического распространения батата.

Рис. 1. Карта географического распространения батата.

На Антильских островах, в Мексике и во всех странах Центральной и Южной Америки батат является важнейшей полевой культурой, но нигде разведение его не имеет такого широкого коммерческого масштаба, как в САСШ.

В Старом Свете батат разводится с потребительскими целями во всех теплых частях Азии, Африки и Европы, а также в Океании и Австралии. Промышленная культура его, и то лишь в очень небольших размерах, развита только в Алжире, Южной Испании и кое-где на юго-востоке Азии. Дальше всего на север культура батата продвинута на юго-западе Франции.

В СССР батат является культурой совершенно новой. Небольшие единичные опыты его культуры делались лет 40 назад в Батумской области на Черноморском побережье Кавказа, но культура в то время не распространилась. В самые последние годы работа с бататом вновь начата на Черноморском побережье (Сухум -Батум) и в Новочеркасске (близ Ростова на Дону). Очень хорошие результаты опытов обещают, повидимому, этой культуре большое будущее.

Происхождение и история батата. История батата полна неразрешенных загадок. В диком состоянии батат не найден нигде в мире. Известный американский ботаник Аза Грэй считает, что культурные формы батата произошли от дикого вида „Ипомеа-фастигиата“ (Ipomoea fastigiata Sweet), встречающегося в Центральной Америке и Вест-Индии, который тоже дает съедобные клубни, употребляемые в пищу туземцами. Форма эта однако настолько сильно отличается от настоящего батата, что очевидно потребовалась бы продолжительная эволюция для изменения ее в современные культурные формы. Ряд других авторитетных ученых тоже высказываются за американское происхождение батата, причем предполагают, что дикие первоначальные формы батата, возможно, будут найдены в пока еще неисследованных, огромных пространствах Бразилии.

Значительным подтверждением этого является и то, что из 400 слишком видов рода „Ипомеа“, к которому относится батат, более 200 встречаются в Мексике, в Центральной и Южной Америке. ’

Колумб, приехавший в Новый Свет, застал культуру бататов уже широко, и прочно распространенной. Культурным народам Центральной Америки батат был известен, вероятно, с древнейших времен. В Перу батат, повидимому, был одним из важнейших культурных растений -во времена инков, а может быть еще ранее.

Однако, имеются защитники и другой точки зрения по поводу происхождения батата, которые считают его родиной юго-восток Азии. В защиту этого мнения приводится тоже ряд фактов. Во-первых, совершенно несомненно, что на островах Полинезии, а может-быть и Меланезии и Малайского Архипелага, батат культивировался тоже задолго до открытия Нового Света. Во-вторых, по утверждению синологов, в китайских летописях II и III вв. нашей эры встречается целый ряд упоминаний о растении с ползучими стеблями и съедобными клубнями, причем описание его позволяет предполагать, что речь идет о батате. Правда, описания недостаточно подробны и могут относиться к другому клубненосу —ямсу.

Сторонники мнения о происхождении батата из Старого Света считают его родоначальником „Ипомеа маммоза“ встречающуюся на Амбоине и других Зондских островах. Однако — этот вид еще более далек от современного батата, чем „Ипомеа фастигиата“.

Не в пользу этой теории говорит и то, что древним цивилизованным народам Месопотамии и Египта батат несомненно не был известен; даже в Индии его культура вряд ли особенно стара. И в настоящее время сортимент бататов в Индии довольно беден, что указывает на сравнительную недавность здесь этой культуры. Если принять во внимание легкость размножения, нетребовательность и транспортабельность черенков и клубней этого растения, то неизвестность его древним народам Месопотамии и Индии будет трудно объяснима.

Так или иначе, повидимому, батат был известен и в Старом и в Новом Свете задолго до эпохи великих открытий и колониальных завоеваний европейцев, что указывает на существования древней связи Америки с Азией, через острова Тихого океана.

Чрезвычайно интересно распространение батата по Тихому океану. Почти нет населенного острова в Полинезии и Меланезии, где культура батата была бы неизвестна. Везде батат является любимым и издавна известным культурным растением. В Новой Зеландии, среди немногочисленных культурных растений маори, батату принадлежит несомненно одно из первых мест. Маорийская легенда рассказывает, что батат вместе с прочими культурными растениями был привезен в Новую Зеландию из мифической страны Гаваики предками маори, приплывшими сюда на больших пирогах, сделанных из кусков дерева, скрепленных вместе. Другой вариант этой легенды говорит, что когда предки маори приехали в Новую Зеландию, они не нашли там батата. Это им так не понравилось, что они снарядили специальную экспедицию назад в Гаваики, чтобы привести оттуда батат… Особенно интересно то, что само название для батата на языке маори совершенно тождественно с древнеперуанским. И на том и на другом языках батат называется „Кумара“, „Кумар“. Это же название, более илименее исковерканное, сохранилось по всей Полинезии в Меланезии. На Таити батат называют „Умара“ или „Гумара“. На Самоа — и Тонга-Табу — „Кумала“. На Гаваях „Овара“ или „Оухи“. В Меланезии „Храгава“.(1)

Возможно, что растение, разводимое под названием „Кумара“, в Новой Зеландии, не вполне тождественно с современным культурным бататом. Некоторые ученые считали даже „Кумару“ самостоятельным видом „Ипомеа хрисорриза“. Другие считают ее разновидностью обыкновенного батата, принадлежащей к тому же виду. Это указывает как будто бы на то, что сорта „Кумара“, которых в Новой Зеландии известно несколько десятков, представляют собой вполне определенную, отличающуюся от обычного батата, группу.(2) Есть указания, что и в Индии разводится эта же группа

(1) Автором получены интересные сведения о названиях батата в Полинезии и на Западном побережье Ю. Америки от проф. Крисчен (Christian), филолога в Сев. Пальмерстоне (Новая Зеландия). Он выводит название „Кумар* из санскритского „Кумад» или „Кумал*, слова, означавшего в древности одно из названий священного лотоса. По гипотезе проф. Крисчена, которую он подкрепляет обильным и убедительным филологическим материалом, это название было завезено выходцами из Индии, колонизировавшими о. Яву около 150 лет до нашей эры, и перенесено ими на батат, который в то время уже культивировался на о-ве. В дальнейшем это название распространилось на восток по Меланезии и Полинезии и дошло в конце концов до берегов Южной Америки. Современное название батата „Камоте“, общепринятое в Мексике и Вест-Индии, он производит из санскритского же названия лотоса „Кумуд“ через „Камут“ (название батата на острове Гуам) и ацтекское „Камотли“. Эта оригинальная гипотеза хорошо согласуется с филологическими данными, но еще более запутывает вопрос о происхождении и ранней истории батата (Примеч. автора.)

(2) Впрочем Грот (Труды Боганич. лаборат. Пенсильванск. универе. 1911), который испытывал в САСШ 12 сортов „Кумары* из Полинези, не нашел у них никаких существенных ботанических различий по сравнению с сортами из Вест-Индии и сортами CACili. (Примечание автора.)

сортов „Кумара“, завезенных туда когда-то из Полинезии. Китайские сорта батата совершенно не изучены и, возможно, окажутся принадлежащими к той же разновидности. Эта же разновидность, по словам Форстера, была найдена на острове Пасхи, лежащем ближе всего к Южной Америке, и, возможно, к ней же относятся пока совершенно неизученные сорта бататов Перу, Экуадора и Колумбии.

Такое распространение батата делает вопрос о его родине очень сложным и трудным для разрешения.

Новая история батата тоже богата событиями. Батат был одним из первых растений Нового Света, попавших в Европу. Христофор Колумб привез первые клубни его в Испанию. Первый биограф Колумба в письме к Гранадскому епископу пишет: „Колон открыл один остров (Испаньолу — теперешнее Гаити), жители которого питаются особым корневым хлебом. На небольшом кустике растут клубни величиной с грушу или с мелкую тыкву: когда они поспевают, то их выкапывают из земли точно так же, как это делают у нас с репой и редькой, высушивают на солнце, рубят, растирают в муку и пекут из нее хлеб, который употребляют в пищу в вареном виде; туземцы называют эти клубни „Ахиэс“.

К середине XVI века культура батата была уже довольно распространенной в Испании. Овиедо (Oviedo) в 1526 году писал о культуре батата на Сан-Доминго и ввез его в Авила в Испании.

Карданус (Cardanus) в 1556 году и Клузиус (Clusius) в 1566 г. описывают уже три сорта батата и пишут, что культура его распространена в Испании, Португалии и Италии. В 1576 г. Клузиус отмечает, что батат уже испытывается в Бельгии. У более поздних авторов упоминания о батате часты. Во Францию батат попал, повидимому, в 1750 году.

Первые упоминания о картофеле в Европе, повидимому, на самом деле относятся не к картофелю, а к батату. Настоящий же картофель был привезен в Европу значительно позже. Это подтверждается тем, что в первых наставлениях к культуре „картофеля“ рекомендуется садить его густо, а длинные плети подвязывать к тычинам. Первое время эти два растения постоянно путали, что отразилось в их европейских названиях „Патат“ „Потэто“, „Свийт потэто“, „Батата“.

По общепринятому мнению, распространение батата по тропическим странам Старого Света произошло во время испанских и португальских колониальных завоеваний.

Румфиус в 1750 году говорит, что батат, повидимому, завезен испанцами из Америки на Филиппинские и Моллукские острова. В Батавии он культивировался уже в 1665 году. По мнению Тун-берга в Японию батат был завезен португальцами.

Когда был завезен батат в Африку, точно неизвестно, но, повидимому, довольно давно. В некоторых местах Африки культура его производит впечатление даже очень древней. На о-в Фомы у западного берега Африки он попал, по словам Рамузио, ранее 1563 года.

Первые упоминания о культуре батата в САСШ относятся к 1648 году, а может быть даже к 1610 г. Он упоминается как культурное растение в Виржинии. Повидимому, и сюда он был завезен колонистами испанцами. XVI—XVII века были веками широкого распространения батата по всем теплым странам земного шара. В эти же времена возникло и множество сортов батата в разных странах его культуры.

Долгое время батат оставался во всех странах культурой чисто потребительской, не имеющей промышленного значения. В тропических странах это осталось и в настоящее время. Широкое промышленное значение батат получил только в САСШ. Расцвет культуры батата в САСШ начинается с середины XIX века. В 1849 году сбор урожая батата был больше половины сбора картофеля. С этого времени производство батата все время росло, хотя и с большими колебаниями; но темпы этого роста сильно отстали от темпов роста продукции картофеля, повидимому из за плохой сохраняемости батата по сравнению с картофелем.

Проблема хранения не вполне разрешена и сейчас, почему и в последние годы колебания площадей, занятых под бататом, еще очень велики.

Сейчас как будто бы замечается тенденция к более быстрому росту производства этой культуры в связи с технической переработкой урожая. В Европе культура батата не имеет промышленного значения до сего времени.

В СССР батат попадал несколько раз, главным образом на Черноморское побережье Кавказа, начиная с 900-х годов, но не распространился. В 1922 году Институтом растениеводства была получена из САСШ большая партия батата, но она оказалась, при вскрытии посылок, в совершенно испорченном состоянии. В 1927 году несколько клубней было получено из Мексики через экспедицию Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур, и лишь в 1930 году удалось получить первую небольшую партию живых клубней американских промышленных сортов, которые размножаются в настоящее время Сухумским отделением Института растениеводства.

Вернуться к оглавлению книги
Предыдущий раздел — Предисловие
Следующий раздел — Ботаническое описание батата